RE: ТИП ЖЮЛЯ ВЕРНА

    Martha
    Admin
    none
      — Прекрасно! Я выиграю пари, — ответил Паганель. — Упомяну для полноты
      Эйре и Лейхрдта, объехавших часть страны в тысяча восемьсот сороковом и
      тысяча восемьсот сорок первом годах; о Штурте — он путешествовал по
      Австралии в тысяча восемьсот сорок пятом году; о братьях Грегори и
      Гельпмане, обследовавших в тысяча восемьсот сорок шестом году западную
      часть материка; о Кеннеди, исследователе в тысяча восемьсот сорок седьмом
      году реки Виктория, а в тысяча восемьсот сорок восьмом году — северной
      части Австралии; о Грегори — в тысяча восемьсот пятьдесят втором; Остине —
      в тысяча восемьсот пятьдесят четвертом; снова о братьях Грегори — с тысяча
      восемьсот пятьдесят пятого по тысяча восемьсот пятьдесят восьмой год
      изучавших на этот раз северо-западную часть материка; о Бебедже, прошедшем
      от озера Торренс до озера Эйр, и, наконец, о знаменитом в летописях
      Австралии путешественнике Стюарте, который трижды отважно пересек материк.
      Первая экспедиция Стюарта в глубь страны относится к тысяча восемьсот
      шестидесятому году. Позже, если пожелаете, я расскажу вам, каким образом
      Австралия была четырежды пересечена с юга на север, а сейчас ограничусь
      тем, что закончу этот длинный перечень именами смелых бойцов за науку от
      тысяча восемьсот шестидесятого до тысяча восемьсот шестьдесят второго
      года: братья Демпстер, Кларксон и Харпер, Берк и Уилс, Нейлсон, Уокер,
      Ленсбор, Мак-Кинлей, Говит…
      — Пятьдесят шесть! — крикнул Роберт.
      — Прекрасно! Видите, майор, я щажу вас, — продолжал Паганель. — Ибо еще
      не упомянул ни Дюпера, ни Бугенвиля, ни Фиц-Роя, ни Штока…
      — Довольно! — взмолился Мак-Наббс, подавленный количеством имен.
      — …ни Перу, ни Куайе, — продолжал Паганель, не в силах остановиться,
      как экспресс на полном ходу, — ни Бенне, ни Киннингема, ни Нутчела, ни
      Тьера…
      — Пощадите!
      — …ни Диксона, ни Стрелецкого, ни Рейда, ни Вилкса, ни Митчеля…
      — Остановитесь, Паганель! — вмешался хохотавший от души Гленарван. — Не
      добивайте злополучного Мак-Наббса. Будьте великодушны! Он признает себя
      побежденным.
      — А его карабин? — торжествующе спросил географ.
      — Он ваш, Паганель, — ответил майор. — И мне очень жаль его, но у вас
      такая память, с которой можно выиграть целый артиллерийский музей.
      — Действительно, невозможно лучше знать Австралию, — заметила Элен. —
      Не забыть ни одного имени, ни одного самого незначительного факта…
      — Ну, положим, относительно незначительных фактов… — сказал майор,
      сомнительно покачав головой.
      — Что такое? Что вы хотите этим сказать, Мак-Наббс? — воскликнул
      Паганель.
      — Я хочу только сказать, что, вероятно, вам неизвестны некоторые
      подробности открытия Австралии.
      — Например? — высокомерно спросил Паганель.
      — А если я вам укажу неизвестную вам подробность, вернете ли вы мне мой
      карабин?
      — Немедленно.
      — По рукам?
      — По рукам!
      — Прекрасно! Знаете ли вы, Паганель, почему Австралия не является
      французским владением?
      — Но, мне кажется…
      — Или, вернее, известно ли вам, какое объяснение дают этому англичане?
      — Нет, майор, — с некоторой досадой ответил Паганель.
      — Так вот: Австралия только потому не принадлежит Франции, что капитан
      Боден, бывший, однако, далеко не робкого десятка, в тысяча восемьсот
      втором году так испугался кваканья австралийских лягушек, что поспешил
      поднять якорь и бежал оттуда навсегда.
      — Как! — воскликнул ученый. — Но это злая шутка!
      — Очень злая, согласен, — ответил майор, — но в Соединенном королевстве
      ее считают историческим фактом.
      — Это недостойно! — воскликнул патриот-географ. — Неужели об этом
      говорят серьезно?
      — К сожалению, вполне серьезно, дорогой Паганель, — ответил среди
      общего хохота Гленарван. — Неужели вы не знали этой подробности?
      — Решительно ничего не знал. Но я протестую! Сами англичане зовут нас
      «лягушатниками», а разве можно бояться лягушек, которых ешь?
      — Тем не менее это так, — ответил, скромно улыбаясь, майор.
      Таким образом, знаменитый карабин «Пурдей, Моор и Диксон» остался во
      владении майора Мак-Наббса.

      Что мы тут видим?